Разум и религия

Через сотрудничество с наукой к познанию истины

Древнейшее астрономическое общество Москвы

Вот уже несколько лет закрыт строительными лесами замечательный ансамбль древней Москвы — Крутицкое подворье. Тут ведется тщательнейшая реставрация: реставраторы открывают в первозданном виде грандиозный и сложный ансамбль XVII века. История этого памятника привлекает внимание ученых разных специальностей, ибо с 1674 года тут размещался крупнейший просветительский центр Москвы — Крутицкое общество. О его деятельности мы почти ничего не знаем. Известно, однако, что именно оно было причастно к распространению научных знаний в Москве. Предполагали, что в круг его интересов входила и популяризация учения Коперника на Руси. А познакомил Русь с учением Коперника член этого общества замечательный ученый, писатель и переводчик Епифаний Славенецкий. Известно нам только, что Епифаний преподавал в знаменитой Киево-Могилянской академии, первом высшем учебном заведении восточных славян. Есть все основания думать, что свое образование Славенецкий получил в 20-е годы XVII века в Краковском университете, где училось много выходцев из украинских и белорусских земель. Только тогда и мог Епифаний Славенецкий узнать о сочинениях Коперника, которые, как известно, еще в 1616 году были объявлены папской курией запрещенными. Но в 20-е годы, когда университет вел ожесточенную борьбу с иезуитами, его ученые снова стали читать лекции о Копернике.

В Москву Епифаний Славенецкий приехал в мае 1649 года. Он принадлежал к числу тех ученых, в которых так нуждалась в то время Россия. Они требовались и в качестве преподавателей вновь организуемых школ и широко использовались как переводчики. Посольский приказ поручил Епифанию сделать переводы целого ряда книг. Среди переведенных им книг была и “Книга врачевская анатомия” знаменитого итальянского ученого эпохи Возрождения Андреаса Везалия и “Космография” Иоганна Блеу, содержащая сведения по всемирной истории и географии. Сочинение Блеу было напечатано в Амстердаме в 1635 году в четырех фолиантах. Русский перевод этого труда Епифаний вместе с двумя помощниками делал с 1655 года по 1657 год.

Интерес представляет первый том “Космографии” и особенно вступление к нему под названием “Зерцало всея вселенныя”. В нем Епифаний приводит сведения о строении Вселенной. И, помимо пересказа геоцентрической системы Птолемея, помещенной в книге Блеу, он впервые в России тут же излагает гелиоцентрическую систему Николая Коперника. При этом Епифаний совершенно правильно указывает на античного ученого Аристарха Самосского, предвосхитившего идею Коперника. Славенецкий пишет, что те, кто следует учению Коперника, являются, по его мнению, “изящнейшими математиками”, они “солнце аки душу мира и управителя вселенныя… полагают по среде мира”. Сам Епифаний со свойственной ему скромностью не считает себя компетентным решать, какое из двух учений более правильно, и замечает:

“Кое от двух сих разумений есть приличнейшее и с природным расположением мира согласуется, на месте сем не хощем уставляти, но в вещах небесных искуснымос оставляем любопретися”.

До появления труда Славенецкого в России существовало два взгляда на систему мироздания. Один из них, древнейший, опирался на сочинение византийского монаха VI века Козьмы Индикоплова “Космография”: Козьма представлял себе Землю как плоский вытянутый четырехугольник, окруженный стенами, на которые опирается небесный свод. В верхней его части по кругам ходят планеты, водимые ангелами, на востоке Земли возвышается гора, за которую ночью заходит солнце. При всей наивности такой картины Вселенной она была весьма устойчива в Византии, на Руси и у южных славян. Ее горячо поддерживал такой крупнейший просвещеннейший деятель русской культуры начала XVI века, как Максим Грек.

Другой взгляд зародился на основе системы Аристотеля. Земля, согласно ему, шарообразна. Она является центром Вселенной. Вокруг Земли вращаются концентрические небесные сферы, вложенные друг в Друга. К сферам прикреплены планеты. На Руси такие геоцентрические представления получили известность с первой половины XVI столетия, когда был переведен с немецкого труд Гонория Отенского (XII век) “Лупядариус” (“Просветитель”), получивший сразу же большую популярность. В переведенной в первой половине XVII века книге знаменитого фламандского географа XVI века Герарда Меркатора развивались те же аристотелевские идеи. “Зерцало” Славенецкого было совершенно новым словом в науке. Оно сразу же вызвало к себе интерес в России. Показательно, что вся “Космография” осталась в одном списке, а “Зерцало” охотно переписывали отдельно, и оно дошло до нас в нескольких списках.

Вероятнее всего, Крутицкое общество было тем просветительным центром в Москве, который был причастен к распространению учения Коперника. Оно называлось так потому, что находилось при дворе Крутипких митрополитов. В составе общества, помимо Епифания Славенецкого, был целый ряд духовных и светских лиц. Заседания общества происходили в палатах митрополичьего дворца.

Недавно при реставрации палат XVII века в их юго-западной части был обнаружен не связанный ни конструктивно, ни декоративно с системой постройки высокий столб. Это необычное сооружение воспринимается как какое-то приспособление для астрономических наблюдений, ибо внутри его проходил сверху донизу круглый желоб, явно предназначенный для прибора. Будущие исследования позволят более точно определить назначение этого устройства. Но вполне возможно, что именно здесь находилась древнейшая в Москве обсерватория. Известен интерес москвичей еще в XVII столетии к астрономическим наблюдениям. В документах тех времен имеется запись, что для царя Михаила Федоровича у одного из московских купцов была куплена “трубочка, что дальнее, а в нее смотря, виднтца блиско”. К середине XVII века “зрительные трубы” можно было купить довольно свободно на торгах в Москве, Архангельске и Холмогорах.

Кандидат исторических наук Д. РОГОВ.
«Наука и жизнь» N11-1976

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *