Разум и религия

Через сотрудничество с наукой к познанию истины

Были ли нацисты более терпимы к синдрому Дауна, чем некоторые европейские страны сегодня?

Фото: автобус для перевозки «пациентов» Центра эвтаназии Хартхайм, где нацисты отравили газом 30 000 жертв

Были ли нацисты более терпимы к синдрому Дауна, чем некоторые европейские страны сегодня?

Ричард Докинз набросился на Папу Франциска за то, что тот сравнил современные евгенические усилия с нацистскими прецедентами, которые стремились “создать чистую расу».  Докинз в ярости: «аборт, чтобы избежать врожденных дефектов — это не евгеника. Речь идет об избежании индивидуальных человеческих страданий.”

Издание Daily wire пишет:

 

Как отмечает LifeNews, насчет “человеческих страданий”, Докинз что называется здесь лукавит, учитывая, что многие родители детей больных синдромом Дауна любят своих детей, которые приносят радость в их семью.

Докинз посоветовал таким семьям просто «прервать его и попробовать снова» в 2014 году, когда его спросила одна из подписчиков в Twitter, что делать с ее ребенком с синдромом Дауна. «Было бы безнравственно приносить его в мир, если бы у вас был выбор», — сказал он.

Атеист, сокрушающийся о том, что “аморально”, имеет мало смысла.

В Дании в 2016 году родились только четыре ребенка с синдромом Дауна. В соседней  стране Исландии искоренение синдрома Дауна у младенцев достигло почти 100%. Франция тоже участвовала в гонке; совсем недавно страна запретила телевизионную рекламу с участием детей с синдромом Дауна, потому что это расстроило матерей, которые ранее совершили аборт.

 

Я задавался вопросом, есть ли источники того, что нацисты думали конкретно о синдроме Дауна и как это вписывалось в их программу евгеники. Наш коллега Ричард Вайкарт, историк и автор книги «от Дарвина до Гитлера: эволюционная этика, евгеника и расизм в Германии», должен по идее знать. Поэтому я и спросил его. И он ответил:

Я не уверен, насколько нацисты нацеливались на людей с синдромом Дауна. Это не было одним из тех наследственных заболеваний, которые были перечисленны в законе об обязательной стерилизации в июле 1933 года. Я подозреваю, что это, возможно, зависело от их способности выполнять полезную работу. Нацисты, как правило, выбирали людей с ограниченными возможностями, которые не могли выполнять продуктивную работу.

Синдром Дауна был уже хорошо известен к 1933 году, был идентифицирован и назван в честь Джона Лэнгдона Дауна в 1866 году.

Вайкарт проштудировал  «Происхождение нацистского геноцида», книгу Генри Фридлендера “которая является, вероятно, лучшей работой по программе нацистской эвтаназии», и не нашел упоминания о синдроме Дауна. Он добавил:

Одним из факторов, влияющих на это, возможно, было то, что нацисты убивали только инвалидов, которые были институционализированы, и многие люди с синдромом Дауна не требуют институционализации.

Сейчас ясно, что вполне могло так быть, что нацисты стерилизовали и/или убили некоторых людей с синдромом Дауна (я был бы удивлен, если бы они не избрали целью тех, у кого были более тяжелые случаи), но точно я не знаю.

Похоже, что нацисты, вероятно, позволили людям с синдромом Дауна жить, если бы они могли работать или если бы они могли жить вне институциональной среды. Они не были конкретно определены в качестве цели.

Но Докинз, наряду с Исландией и другими европейскими странами, сегодня этим не впечатлен. Они не удовлетворены ничем, кроме полного уничтожения этих людей, которые во многих случаях могут выполнять “продуктивную работу”, но которые также дают обильную радость и любовь. Более важным, чем то, что они могут сделать или дать, конечно, является то, что они являются отдельными людьми с врожденным достоинством, таким как у вас или у меня.

И помните, искоренение людей-это не то, что Исландия и остальные страны делают тайно или стыдно. Они гордятся этим.

Сравнения с нацистской Германией, очевидно, опасны, и я думаю, что я бы посоветовал Папе Франциску что-нибудь другое, если бы он спросил меня, также как я бы посоветовал бывшему директору ЦРУ Майклу Хейдену по поводу его глупого нацистского сравнения несколько дней назад.

Тем не менее, хотя Европа не больна так же, как это было в нижней точке 20-го века, Старый континент все же болен. И мы знаем, что эта болезнь резонирует —  имеет смысл как модель для подражания — со многими американцами.

Дэвид Клингхоффер
20 июня 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *