Разум и религия

Через сотрудничество с наукой к познанию истины

Научпроп от Аси Казанцевой

  • Когда ты занимаешься наукой, ты должен очень долго копать какую-то одну узкую тему. В лучшем случае, через год у тебя будет публикация. Через 5 лет у тебя будет публикация в Nature. Нобелевская премия у тебя если и будет, то лет через 40, а скорее всего не будет. В журналистике ты сразу получаешь вознаграждение за любую деятельность. Ты написал статью – ее скоро опубликуют, ты снял сюжет – он через неделю вышел, ты сделал журнал – он в печати через месяц. То есть удается помнить о связи своей деятельности с ее результатами.
  • ….
  • . Говорят, что наука – это удовлетворение своего любопытства за государственный счет, в таком случае научная журналистика – это удовлетворение своего любопытства за счет читателей.

  • Чем больше наука движется вперед, тем шире, сильнее и глубже становится разрыв между наукой и обществом. То есть ученые живут в XXI веке, а общество частично осталось в XIX-м. Технологическое развитие уже довольно давно и серьезно опережает социальное, поэтому у нас остаются средневековые нравы плюс атомная бомба. Это отдельная проблема, с которой отчасти работают популяризаторы: строят мостики через эту пропасть.
  •  Вообще, в психологии очень важное место занимает концепция когнитивной легкости: нам очень нравится знакомое. Когда мы попадаем в окружение знакомого, нам приятно, мы чувствуем себя в безопасности. Это и у животных есть. Ведь раз оно знакомое, значит, в прошлый раз оно нас не съело!
  • Мнение эмбриона не нужно учитывать, потому что мнения у него нет
  • Понимание, что наш мозг — это плод биологической эволюции, которая никогда не достигает совершенства, очень упрощает жизнь, позволяет не требовать совершенства ни от себя, ни от окружающих. Ты понимаешь, что люди могут поступать иррационально, это позволяет быть добрее к ним.
  • Мы всё еще являемся наследниками средневековой репродуктивной стратегии, когда рожали столько, сколько получится. Мне кажется, что когда человечество привыкнет к тому, что люди рожают одного ребенка, то они будут серьезнее относиться к своему единственному шансу.
  • Что касается абортов, мне кажется, здесь нет особого предмета для обсуждения. Мнение эмбриона не нужно учитывать, потому что мнения у него нет. Эмбриону не больно: до 12-й недели у него нет нейроструктуры, которые позволили бы ему испытать какие-либо неприятные ощущения.
  • Вред аборта для психики, как показывают исследования, зависит от культурных установок. Если женщина думает, что аборт — это убийство, то тогда у нее будет посттравматическое стрессовое расстройство. Если она так не думает, то и проблем не будет.
  • Есть исследование, которое показало, что люди на другом языке думают более рационально – если им предлагают решать моральные дилеммы, они начинают там смотреть только на абсолютную пользу, без учета эмоциональных тонкостей, причем этот эффект выражен тем сильнее, чем хуже человек знает язык, на котором описана дилемма. По-видимому, столько сил уходит на само понимание задачи, что на душевные терзания ресурса уже не остается. Это полезный прикладной способ использования английского. Например, на нем можно выяснять отношения с мужем.
  •  В нейробиологии есть не только хорошие новости, но и плохие. Например, накапливается все больше данных о том, что способности к обучению все-таки в значительной мере предопределены генетически. Конечно, любого здорового человека можно обучить чему угодно, но разным людям может требоваться драматически разное количество усилий для достижения одного и того же результата. Если люди учат линейную алгебру и им надо приводить матрицы к ступенчатому виду, кто-то с первого раза понимает, а кому-то для хорошего результата нужно решить сто упражнений. И такая же история со всем.
  • В Японии есть понятие «икигай». Его переводят как «то, что заставляет человека просыпаться по утрам», или просто «смысл жизни». И есть исследования о том, как он влияет на здоровье. Ученые исследовали большие группы людей, спрашивали, есть ли у них икигай. Оказалась, что среди пожилых людей смертность гораздо ниже у тех, кто имеет смысл жизни. По-видимому, если человек считает свою жизнь осмысленной, вследствие этого он меньше подвержен стрессу. А хорошо известно, что гормоны стресса плохо влияют на здоровье. Они нарушают работу иммунной системы, в том числе ее способность бороться с онкологическими заболеваниями, вредны для сердечнососудистой системы и так далее. Если есть какой-то способ минимизировать выработку гормонов стресса, в качестве которого может выступать смысл жизни, то, конечно, лучше его иметь.
  • Вам не кажется, что мы потихоньку движемся в мир, описанный в «1984» Оруэлла?— Скорее, в «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли. Нейробиология — очень гуманная наука. Обучение на позитивном подкреплении работает лучше, чем на негативном. Другими словами, проблема не в том, что вас заставят голосовать за Путина, а в том, что вы захотите это сделать.
  • Замечательный человеческий мозг — это продукт биологической эволюции, не более чем удачная надстройка над мозгом обезьяны, мозгом примитивного древнего насекомоядного млекопитающего, мозгом древней амфибии, мозгом рыбы и так далее вглубь веков. 
  • Дело в том, что ни один биолог ни в одном научном журнале никогда в жизни не сомневался, что эволюция существует и вполне объяснима естественными причинами. Биология отлично работает безо всякого «разумного замысла». К сожалению, это может быть не очевидно для людей, далеких от биологии.Теория эволюции называется теорией точно так же, как и теория гравитации. Но эволюция — не теория, а факт. 
  • — Мы можем с помощью генной терапии или фармтерапии научиться избавлять человека от зависимости, но едва ли мы в ближайшие много лет сможем перестроить базовую природу человека. Человек стремится к удовольствию: не курение – так секс, не секс – так гоночки на машинках, не машинки – так героин… Здесь вопрос в том, как должно развиваться общество, чтобы люди удовлетворяли свою потребность в удовольствиях социально приемлемыми способами.
  • — Как ты можешь прокомментировать, что среди ученых есть доля верующих? Я говорю не о креационистах, а о тех, кто занимается наукой и при этом верит в Бога.— На самом деле здорово, когда люди обладают возможностью придумать себе воображаемого друга. Вероятно, это сильно снижает их тревожность. Но все же, по статистике, вера редко сочетается с наукой. Скажем, есть данные о том, что в Бога верят целых 90% обычных американцев, но при этом всего 7% членов Американской академии наук. В Великобритании, в Лондонском королевском обществе, число верующих ученых еще меньше. Собственно, это совершенно предсказуемый результат:
  • — А насколько выгодно верить в Бога сейчас?— Скорее нет. Многие исследования обнаруживают ярко выраженные негативные корреляции между религиозностью общества и его культурным и экономическим процветанием. Но главная проблема в том, что вера в Бога — самый дурацкий и при этом весьма распространенный мотив для ненависти и для оправдания самых чудовищных поступков. Таких, как теракты в Париже. Террористы, убивающие мирных жителей с криком «Аллах акбар», прекрасно понимали, что погибнут и сами. Но это их не только не остановило — напротив, придало этой затее смысл. Потому что Бог посмотрит с неба, даст им 40 девственниц и все такое. Это война двух миров — варварского и цивилизованного, и этой войны не было бы без религии. 
  • Есть статистические данные, что люди с меньшим доходом чаще заявляют о своей религиозности, чем люди с более высоким. Ещё есть некоторая корреляция с уровнем образования. Есть много опросов, в которых пытаются понять, сколько учёных верят в Бога. Бывают разные методики опроса и оценки. Если вы берёте всех учёных и спрашиваете у них о принадлежности к какой-то конфессии, я сейчас про английские или американские данные, то получается, что 50% учёных говорят, что они принадлежат к какой-то конфессии, что удивительно много для учёных. А если вы возьмёте более преуспевающих учёных, членов Лондонского королевского общества, это аналог нашей Академии наук, и только естественников, то там получатся те самые 86%, которые категорически отрицают возможность существования Бога, и только 6% говорят, что они в него верят.
  •  Поэтому у религии бывают сложные отношения с эволюцией, до сих пор среди верующих людей много креационистов именно потому, что эволюция сделала для биологии то же самое: она перестала нуждаться в этой гипотезе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *